суббота, 20 сентября 2014 г.

Принципы Питера Тиля

Питера Тиля в Долине называют вечнурным полубогом — он основал PayPal и Palantir Technologies, стал первым внешним инвестором Facebook. Читайте о принципах Тиля ниже!

Главным вызовом как в бизнесе, так и в жизни, является сведение воедино общего с частным. Так, чтобы картинка сложилась и в ней появился смысл.

Ежегодно около 20 000 человек, считающих себя необычайно одарёнными, едут в Лос-Анджелес, чтобы стать знаменитыми актёрами. Только некоторые из них преуспевают. Мир стартапов менее, чем Голливуд, заражён идеей «исключительности», но и здесь она полностью не изжита.

Начинать стартап ради денег — не очень хорошая идея. Исследования показывают, что человек становится счастливее, зарабатывая больше, только до 70 000$ в год. Дальше более важными становятся такие факторы, как стресс, продолжительность рабочего дня и т.д. Предельная полезность денег постепенно снижается даже при отсутствии отягощающих факторов. Может быть, лучше создавать стартапы, чтобы стать известным или попасть в анналы истории? Пожалуй, нет. Быть или не быть знаменитым — вопрос очень спорный. Лучшим мотивом всё ещё является желание изменить мир.

Первое, что стоит признать, — это то, что наше положительное отношение к конкуренции имеет глубокие корни. Конкуренция — это что-то типично американское. Она закаляет характер и многому нас учит.

Для создания действительно ценной технологической компании необходимо выполнить три шага. Во-первых, найти или создать новый рынок. Во-вторых, монополизировать этот рынок. В-третьих, нужно будет понять, как продлить монополию во времени.

Есть правила, которым вы просто обязаны следовать, когда начинаете свой бизнес. Следствием этого является то, что некоторые друзья немного пафосно называют законом Тиля: если в стартапе напутано что-либо с самого начала, это уже не исправить.

Мы живём в мире, где люди уверены, что всё решает удача. Это сложный вопрос, и удача действительно важна. Но я хочу показать другие пути восприятия возможностей.

Мы инвестируем в компании, когда знаем их создателей. Когда нам кажется, что они понимают, какую работу должны делать, и когда этот бизнес находится на перспективном рынке.

Думаю, развитые экономики всего мира вырастают через технологический прогресс, а когда он замедляется, их развитие — тоже. Это создаёт невероятное давление на наши политические системы. Когда нет роста, политика становится игрой с нулевой суммой, где на каждого победителя есть проигравший. Большинство будут подозревать друг друга в обмане. Так что, я думаю, есть тесная связь между технологическим замедлением и ростом цинизма и пессимизма в политике и экономике.

В социалистическом варианте построения общества вы должны создать социалистическое государство, потому что это то, чего люди хотят, даже если сами этого не осознают. В либертарианской версии никто толком ничего не знает, люди должны иметь свободу делать что угодно, и тогда они сами натолкнутся на успех. Платон и Аристотель совершенно пессимистичны и определённы. Вы можете выяснить природу вещей, но нет никаких причин быть в восторге от будущего. Эпикур и Лукреций представляют пессимистичную неопределённость. Вселенная пуста. Тела сталкиваются друг с другом случайным образом. Иногда объединяясь, иногда распадаясь. Вы никак не можете это контролировать. Поэтому вы должны просто стоически занять позицию невозмутимости. Постарайтесь насладиться жизнью, несмотря на то,что всё вокруг в итоге развалится.

Если у государства должна быть роль в развитии инноваций, она должна заключаться в том, чтобы люди поверили в возможность планирования. Сейчас никто не думает о долгосрочной перспективе.

Университет — пример проблемного случая, где молодым исследователям очень сложно получить финансирование. Государственный сектор сегодня разрушен ещё больше, чем частный.

Если бы основатели Facebook ждали, пока окончат вузы, было бы уже слишком поздно.

Администрация университетов — то же, что ипотечные брокеры. Они продают  историю, почему вы должны влезть в долги, рассказывают, что это не потребительское решение, а инвестиции в жизнь. На самом деле это и есть плохое потребительское решение.

Студент не знает, чем ему заняться, поэтому слушает, что говорят. Когда я учился в Стэнфорде, я спрашивал студентов, что они собираются делать после учёбы. Многие возглавляли крупные фирмы, но никто не стремился стать партнёром и не хотел планировать своё будущее. Думаю, образовательная система провоцирует остановку мыслей о будущем.

Лео Штраус был очень важным и глубоким мыслителем, сегодня он снова актуален. Его эссе «Преследование и искусство письма» показывает, что во всех обществах запрещены конкретные идеи. Политкорректность — наша главная проблема. Мы должны обдумывать важные проблемы и решать их. Многие пузыри были спровоцированы политкорректностью.

Не нужно есть сахар. Почти на всё можно посмотреть с разных сторон,  но, если резко сократить потребление сахара, ваше здоровье улучшится. Это единственная правда.

Люди очень разные во всех своих тонкостях. Если дашь критическую оценку, некоторые сразу зальются слезами, другие даже не обратят на неё внимание.

Я провёл много времени, просто размышляя о том, что творится в мире. Это, возможно, установленная в меня социальная активность по дефолту — просто ужинать с друзьями и обсуждать будущее. Что важного сейчас происходит? Как будет выглядеть наше будущее? Есть список вопросов, к которому я всегда возвращаюсь.

Apple — инновационная компания, но она повлияла только на дизайн. Twitter привлёк много пользователей, но он не оказывает большого влияния на экономику. Facebook продвинулся дальше благодаря социальному взрыву, который он создал, — достаточно радикальному, чтобы запретить его в Китае.

Я не знаю подробно о политике Google, но подозреваю, что большинство программистов придерживаются либертарианства. Они могут быть демократами с точки зрения партийной принадлежности, но идеологически они либертарианцы.

Быть геем — значит чувствовать себя аутсайдером. Есть проблемы, хотя возникают и позитивные моменты. Может, я аутсайдер, потому что был одарённым ребёнком — интровертом, а не потому что я гей. Может, это комбинация всех вещей, а может, я вообще не аутсайдер.

В лучшем случае политика довольно ужасна, в худшем — она просто уродлива. Так что будет правильно, если политики в нашем мире станет меньше. Кажется, Дизраэли сказал, что все политические карьеры заканчиваются провалом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий